Маркировка на пространстве ЕАЭС: проблемы и риски

0
27

Маркировка товаров помогает обеспечить взаимное признание качества и безопасности товаров в рамках Единого экономического пространства. В то же время существует ряд проблем, препятствующих успешному действию этого инструмента. Наталья Малярчук, старший советник компании Kesarev (консультации по вопросам нормативного правового регулирования) обозначила основные сложности и риски на выступлении в рамках VI международного форума Антиконтрафакт-2018.

Неопределенность иерархии национальных систем маркировки и регламентов ЕАЭС

В настоящее время во всех пяти странах-участницах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) существуют свои системы маркировки и прослеживаемости, в основном отличающиеся друг от друга платформами информационных систем, перечнем товаров, обязательных к маркированию, и требованиям к самим меткам.

 Маркировка на пространстве ЕАЭС: проблемы и риски

К примеру, в Беларуси, Казахстане и России обязательной маркировке и прослеживаемости подлежит подакцизная алкогольная и табачная продукция. В Беларуси, Киргизии и России – продукция животного происхождения, в Армении маркируются 42 группы товаров.

Системы маркировки в странах ЕАЭС

Армения

  • маркировка товаров Vero code — маркировка марками 42 групп товаров;
  • ЭСФ (ИС Налогоплательщик 3) — центр мониторинга и взаимодействия с таможней и электронные кассовые аппараты.

Беларусь

  • ГИС AITS — контроль животных и продукции животного происхождения;
  • АРМ «Плательщик» — подакцизная продукция (табак, алкоголь;
  • ИС E-Pass — товары, подлежащие обязательной маркировке.

Казахстан

  • ИС УКМ СНТИ (ИС КНП) — подакцизная продукция (алкоголь — учетно-контрольные марки);
  • ИС ЭСФ Модуль «Виртуальный склад» — товары народного потребления, услуги. Документальная прослеживаемость;
  • ИС ЭСФ — прослеживаемость товаров из перечня ВТО.

Киргизия

  • СИОЖ (система идентификации и отслеживания животных) — биркование (КРС, МРС, свиньи); чипирование (лошади); присвоение группового идентификационного номера (МРС, свиньи, птицы, пчелы).

Россия

  • ИС «Маркировка» — мониторинг движения лекарственных препаратов (КИЗ);
  • ЕГАИС — акцизные товары (акцизные марки);
  • ЕГАИС — учет древесины и сделок с ней (пластиковые бирки со штрих кодом или RFID-метки в виде гвоздей);
  • маркировка и прослеживаемость табачной продукции (цифровой код DataMatrix);
  • ФГИС «Меркурий» — электронное прослеживание продукции животного происхождения.

Помимо указанных систем действует единая маркировка ЕАЭС для товаров из натурального меха, предусматривающая также вариативность в использовании меток.

Поскольку указанные системы в основном направлены на обеспечение контроля обращения продукция в рамках национальных рынков, то не везде между странами наблюдается унификация подходов к маркировке товаров, типу идентификационного знака, процедурам функционирования информационных систем маркировки.

Также системы прослеживаемости для различных видов продукции подразумевают разную идеологию и архитектуру как программного, так и физического решения.

Все это может быть препятствием для свободного обращения товаров в рамках ЕАЭС, увеличивая таким образом логистические затраты, время на поставку товара, содержание складских площадей и т. д.

Так, для одного ряда товарных групп предполагается модель сквозной прослеживаемости с контролем продвижения товара по дистрибьюторской цепочке, для другого — только регистрация ввода и вывода из оборота.

Подобный разнобой в технических решениях порой вынуждает предприятия проводить работы по соответствию различным требованиям для различных товарных категорий.

В особенности затраты на обеспечение различных требований маркировки продукции ощутимы для предприятий малого и среднего бизнеса. В результате существует риск ограничения поставок продукции в другие страны-члены ЕАЭС, где действует иная система маркировки в отношении одной и той же товарной группы.

Рост издержек бизнеса

В настоящее время все указанные системы прослеживаемости товаров находятся на различных стадиях — от разработки до внедрения и интеграции с базами налоговых и таможенных служб.

Внедрение данных систем требует периодических корректировок в деятельности государственных органов и национальных операторов, что, как правило, находит свое отражение и в изменении законодательства.

Это делает затруднительным осуществление предварительных расчетов по расходам на генерацию кода, покупку этикетки, приобретение оборудования, программного обеспечения, их установку и поддержку. Кроме того, предполагаются расходы на дополнительный штат и производственные процессы.

 Маркировка на пространстве ЕАЭС: проблемы и риски

Можно возразить, указав на опыт пилотного проекта по маркировке изделий из натурального меха.

Действительно, цена метки в $1 не повлияла на стоимость шуб. Но стоит задаться вопросом — насколько опыт отрасли, работающей практически со штучным дорогим товаром, производимым вручную, можно перенести на почву массового производства товаров повседневного спроса? 

Кроме того, хотя цена метки не повлияла на стоимость мехового изделия, из-за необходимости создания инфраструктуры для чипирования меховых изделий, получение меток было затруднительным. В результате добросовестные производители и продавцы в начале проекта были вынуждены останавливать продажи готовых изделий на нескольких месяцев.

В то же время практически прекратилось производство традиционных меховых изделий для нужд народов севера — меховых чумов, унтов, парок и проч. Для производителей такого товара барьером стала не стоимость метки, а стоимость администрирования процесса.

Необходимость обеспечения прослеживаемости создает издержки сбытовой сети, в особенности актуальные для малого бизнеса. Для создания «последней мили» прослеживаемости перед продажей потребителю необходимо приобрести и поддерживать в рабочем состоянии устройства контроля маркировки (сканеров) и каналов связи, а в случае продажи товаров с различными видами меток – несколько таких устройств.

Расходы по приобретению и поддержанию этих устройств лягут на розницу, что может привести к серьезному сокращению малой розничной и разносной торговли, снижению доступности многих товарных категорий товаров в отдаленных районах и дальнейшей концентрации розницы под контролем крупных розничных сетей.

Всего за период действия пилотного проекта по маркировке меховых изделий в РФ арестовано более 11,7 тыс. изделий с нарушениями требований законодательства на общую сумму более 582,5 млн. руб.

К примеру, в Амурской области России в конце октября 2018 года уничтожено более 100 конфискованных меховых изделий без маркировки либо с нарушениями маркировки. Уничтожен товар на сумму 5,5 млн. руб. (так называемое «дело шубовиков»).

В Казахстане до лета надзорными органами проводились разъяснительные работы. В настоящее время проводятся точечные проверки налогоплательщиков для обучения правилам маркировки. Административную ответственность планируется ввести с 2019 года.

Маркирование товаров не освобождает рынок стран ЕАЭС от небезопасной продукции

Для продукции, изготовленной с нарушениями или несоответствующей заявленным свойствам, маркировка может маскировать эти свойства от потребителя и тем самым способствовать легализации подобного товара.

Введение маркировки и прослеживаемости потребует существенных затрат, особенно чувствительных на этапах производства и реализации конечному потребителю (закупка маркирующего и считывающего оборудования, программного обеспечения и др.).

На отдельных сегментах рынка уже существуют эффективные системы и механизмы обеспечения легального обращения продукции. Причем бизнес обеспечивает исполнение данных механизмов и требований, в том числе в форме дополнительных добровольных ограничений.

 Маркировка на пространстве ЕАЭС: проблемы и риски

Таким образом, до определения групп товаров, подлежащих маркировке, представляется необходимым органам власти, бизнесу и экспертному сообществу совместно проводить анализ соотношения законного/незаконного оборота в конкретных сегментах рынка, эффективности использования системы маркировки для очищения конкретного сегмента от контрафакта.

Например, по данным Комитета статистики Казахстана, Казахстан импортирует до 70 % сырья для производства пищевой продукции, 90 % сырья для производства сахара, 92 % — изделий легкой промышленности, 94 % — моющих средств и бытовой химии, 95 % — парфюмерии.

Обязательная маркировка товаров широкого потребления создаст дополнительную финансовую и административную нагрузку производителям и импортерам, что, в свою очередь, повлечет, по различным экспертным оценкам, удорожание конечной продукции на 10-30 %.

Если не учесть эти тенденции сейчас, то в ближайшей перспективе будут сформированы условия для роста нелегальной продукции и административных барьеров между членами ЕАЭС.

В каждой стране ЕАЭС уже существует порядка 40-45 видов ограничений на поставку товаров и услуг других стран-участниц.

Над устранением этих ограничений работают специальные комиссии, разбирающие каждую ситуацию путем согласительных процедур, гармонизации законодательства и даже через арбитраж. Это требует значительных временных затрат.

Каждый пилотный проект будет сталкиваться с нерешенными сложностями

К числу таких сложностей можно отнести отсутствие механизма защиты национального бизнеса при нарушении правил маркировки и обороте товаров без контрольных знаков, отсутствие инфраструктуры для производства радиочастотных меток в своей стране, слабые системы защиты меток от незаконного сбора информации о производителях и товаре.

Кроме того, текущая редакция Соглашения ЕАЭС о маркировке товаров де-юре декларируя свободу государств-членов в выборе товарных групп и способов маркировки, может привести лишь к дальнейшему повышению влияния на общий рынок государств с развитыми товарными рынками на выбор объекта и способа их маркировки.

Представим себе страну с маленьким рынком товаров, которая решит ввести маркировку определенных товаров, а другие члены ЕАЭС примут решение отказаться от такой маркировки. В этом случае возникает серьезный риск того, что производители и импортеры товаров посчитают необходимые издержки для операций на маленьком рынке несопоставимыми с ожидаемыми прибылями и откажутся от поставок на конкретный рынок, продолжая поставки на остальной рынок ЕАЭС.

Обратный пример тоже достаточно любопытный. Если страна с развитым товарным рынком принимает решение о введении у себя маркировки, то производители других стран ЕАЭС тоже будут вынуждены маркировать свои товары, даже без требования национального законодательства, поскольку значительная доля продаж будет приходиться на страну с сильным рынком. 

Кроме того, если государства-члены захотят ввести у себя, вслед за более сильным соседом, систему маркировки в определенной категории, то будут вынуждены принять уже существующий подход к такой маркировке, поскольку велик риск отказа производителей от двух не гармонизированных систем маркировки.

Таким образом, исходя из анализа нормативных и институциональных проблем, видится целесообразным до введения к 2025 году единой инфраструктуры прослеживаемости ЕАЭС осуществлять маркирование в добровольном порядке и тестовом режиме, избегая дополнительных издержек на конечного потребителя, а также с учетом широкого обсуждения с участием представителей органов власти, бизнеса и экспертного сообщества.

Retail.ru

Источник